«Истина» – в пределах достижимого

Здесь царит атмосфера уюта, покоя, доброжелательности. Здесь вас радушно встретят, внимательно выслушают, обследуют с помощью новейшей аппаратуры, назначат лечение и вселят надежду. Здесь — это в киевском научно-методическом центре ультразвуковой медицинской диагностики «Истина», с руководителем которого, доктором медицинских наук Ульяной Богдановной Лущик беседует наш корреспондент.

 – Ульяна Богдановна, на чем специализируется ваш центр?

– Это такие заболевания, как вегетососудистая дистония, мигрень, эпилепсия и судорожные синдромы, тики, гиперкинезы, инсульты, неврозы, нарушение речи, задержка психомоторного развития, энцефалопатии и др., То есть болезни, возникновение которых связано с поражением сосудов головного мозга.

Методикой исследования сосудов головного мозга с помощью ультразвука я занимаюсь уже пятнадцать лет. Началось это с проблемы инсультов. К большому сожалению, в последнее время они участились и помолодели, и сейчас инсульты у тридцатилетних уже никого не удивляют. Но хуже всего, когда такое случается в 13-17 лет. Это, без преувеличения, катастрофа для нашего генофонда и для общества.

Таким образом, сама жизнь подвела к тому, что, начав с изучения патологии взрослых людей, мы вскоре подошли к изучению патологии детей. К тому же с развитием и совершенствованием методики УЗИ (ультразвукового исследования), когда появилась возможность изучать не только артериальный, но и венозный кровоток, выяснилось, что здесь непочатый край работы.

– Поэтому можно сделать вывод, что ультразвуковые исследования играют в вашей работе первостепенную роль?

– Конечно, инструментальные методы диагностики весьма чувствительны, они, образно говоря, дают нам дополнительные глаза, благодаря чему мы можем увидеть болезнь, которая только зарождается и еще почти никак себя не проявляет.

Впоследствии мы перешли к воспалительным заболеваниям мозга, к черепно-мозговым травмам, при которых сосуды также испытывают негативных изменений. И первым звеном в цепочке таких болезней являются стрессы. Изменения, которые происходят в мозгу человека, в результате стресса, вполне сравнимы с изменениями при черепно-мозговой травме, и аппаратура это подтверждает.

– Среди ваших пациентов немало детей с различными пороками развития. В настоящее время количество их растет, и это вызывает тревогу …

– К сожалению, сейчас очень распространены патологии беременных и родов, что не может не сказаться на здоровье следующего поколения. С развитием методики мы включили в круг наших исследований эпилепсию, детский церебральный паралич, умственную отсталость, олигофрения и уже есть определенные положительные достижения в плане социальной адаптации таких детей в их дальнейшей жизни.

– Общение врача с малышами, безусловно, имеет свои особенности?

–Да. Дети в большинстве своем еще не могут сказать, где у них болит, пожаловаться на что-то конкретное. Однако они плачут, проявляют агрессивность, их поступки могут быть немотивированными, в общем поведение становится таким, что это должно беспокоить родителей. Ранее мы многое списывали на недостатки воспитания. Однако я убедилась, что воспитание воспитанием, но если мозг неадекватно реагирует на раздражители, то и ребенок будет вести себя неадекватно. И когда после месячного курса лечения мы видим совсем другого ребенка, то перевоспитать его за такое время, по моему мнению, невозможно, а дело в том, что изменились реакции мозга на внешние раздражители.

У нас есть один маленький пациент Юра В., которому пять лет. Родился с врожденным пороком сердца, перенес сложную операцию в Киевском НИИ сердечно-сосудистой хирургии. До трех лет почти не говорил, очень отставал в развитии, был практически неуправляем. Ему ставили диагноз умственная отсталость. Теперь после лечения мальчик начал говорить, научился считать, изменилось его поведение.

У Максима Т. (10 лет) — гидроцефалия и эпилепсия. Этот мальчик отличается от других детей удивительной любовью к людям и к жизни. После длительного лечения также произошли изменения к лучшему. Мы очень болеем за него и за его родителей, потому что это судьба семьи, и надо сделать все, чтобы Максим в будущем смог адаптироваться в обществе, найти в нем свое место — давно пора именно так ставить вопрос о подобных больных.

И когда видишь, что ребенок оживает, это такая огромная радость после всех сложностей лечения (внутривенные инъекции под контролем компьютера для малышей такое непросто), что она вдохновляет на новые поиски.

Сейчас возникло перспективное направление в изучении и лечении психических болезней вообще. Такие заболевания являются большой проблемой нашего общества. К сожалению, к человеку с психическим заболеванием относятся преимущественно как к какому-то хламу, он должен нести свой крест сам, а всем к нему безразлично. К тому же современная психиатрия в основном основывается на субъективных взглядах врача на пациента, то есть взгляде человека здорового на человека больного. Поэтому давно уже назрела необходимость поднять психиатрию на высшую ступень, а для этого ее следует вооружить современными методами исследования.

Опыт показывает, что для дальнейшего развития науки часто бывает нужно сочетание различных ее отраслей, на первый взгляд далеких друг от друга. Поэтому разработка новых методик в нашем центре происходит в тесном контакте с биофизикой, ведь при этом надо знать и биомеханических свойствах сосудов, и законы гидродинамики, и физику ультразвука и тому подобное. Конечно, один человек не может охватить всего. Есть мудрая пословица: одна голова — хорошо, а две — лучше. Поэтому чем больше умных голов работает над проблемой, тем легче будет отделить драгоценное зерно и найти истину. Поэтому и центр наш называется «Истина», мы ищем свою истину, и чем усерднее искать, тем больше полезного найдем, и снова поставим перед собой новые вопросы и начнем их решать, потому что в этом и заключается прогресс науки и общества.

Основой медицины будущего должен стать индивидуальный подход к каждому человеку. И поэтому наш центр в своей работе ориентируется на комплексное обследование пациентов. Человеческий организм — это настолько сложная и интересная система, ее можно и нужно рассматривать только в комплексе, а не смотреть отдельно на голову или сердце.

– То есть подтверждается древняя медицинская заповедь, что лечить надо не болезнь, а больного.

– Эта заповедь действительно очень древняя, но, к сожалению, не всегда и не везде ею руководствуются. Есть еще одна медицинская заповедь: «Не навреди». Учитывая ее, интересным нюансом нашей работы является то, что все работники — врачи и медсестры — на себе опробовали наши схемы лечения и потому хорошо знают, что испытывает при той или иной процедуре пациент. Это уже определенный элемент психотерапии: ведь человек может испугаться неизвестного, а надо, чтобы он воспринимал лечение спокойно, верил врачам.

Любовь к своим пациентам, терпимость и терпеливость, умение понять характер каждого из них — такие черты должны быть присущи каждому медику. А для нас, учитывая специфику наших больных, это особенно важно. Ведь болезни, связанные с поражением сосудов головного мозга, нередко приводят к тому, что человек резко меняется. И какое же это счастье, когда помогаешь ему вернуться к нормальному состоянию …

У одной из наших пациенток, Аллы Ч. из Луцка, 24-летней женщины, как осложнение после гриппа возник рассеянный склероз. Сейчас эта болезнь очень распространилась в регионе Западной Украины. Эта тяжелая болезнь поражает прежде всего людей молодых и проявляется в нарушении возможности передвижения. Больные не только становятся нетрудоспособными, но даже не в состоянии сами себя обслуживать, адекватно воспринимать действительность, контролировать свои эмоции. После того как Алла Ч. прошла первый курс лечения, у нее появились критичность и самоконтроль, восстановилась речь, она смогла самостоятельно заполнить нашу анкету. Правда, оставались еще определенные сложности при ходьбе, но если не знать о болезни, то кажется, что женщина просто немножко хромает.

В течение двух лет Алла Ч. находится под нашим контролем. Через год лечения она вполне восстановила работоспособность, работала учителем. Когда Алла забеременела, то врачи, которые за ней следили, имели немалые сомнения в том, что течение беременности и родов будет благоприятным и не вызовет обострение болезни матери, беспокоила их также вероятность возникновения наследственных заболеваний у ребенка. Мы же, строго контролируя состояние Аллы, наоборот, настаивали на сохранении беременности, поскольку не находили в организме будущей матери никаких изменений, указывающих на непременную потребность прервать беременность. И сейчас у нас праздник — у Аллы родился здоровый малыш, мать и сын чувствуют себя прекрасно.

У Владимира Ф. (50 лет) — болезнь Паркинсона. Эта болезнь начала развиваться у него вследствие снижения кровотока в отдельных участках мозга. Возникает она преимущественно у лиц старшего возраста (хотя сейчас также помолодела, как и большинство болезней) и просто-таки выбивает людей из колеи, приводит к изменениям в характере. Сейчас над изучением и решением этой проблемы работает одна из моих учениц.

– Ульяна Богдановна, как вы пришли к созданию своей методики лечения таких заболеваний?

– Сама идея созрела довольно быстро, но должно было пройти определенное время для накопления опыта, для ее проверки и реализации на практике. Методика эта базируется на ультразвуковом исследовании артериального и венозного кровотока головного мозга. На экране появляется график, и сосуды сами «рассказывают» о себе. Лечение заключается в внутривенных инъекциях и блокадах (блокады применяем также для лечения остеохондроза — еще одной из нынешних «болезней века»), назначаем индивидуально необходимые капли и таблетки. Пытаемся повлиять прежде всего на причину заболевания. Активно привлекаем элементы психотерапии.

Один из основных препаратов, которые мы используем, — никотиновая кислота. Она имеет очень хороший сосудорасширяющий и венотонизувальний эффект и является своеобразным катализатором для других препаратов, помогая им «дойти по назначению». Мы в своей практике применяем в основном известные и не очень дорогие препараты, такие как АТФ, лидаза, эуфиллин, плазмол тому подобное.

– Можно сказать, что вы используете давно известные лекарства в неожиданных и нетрадиционных сочетаниях?

– Именно так.

– В завершение нашего разговора скажите, пожалуйста, несколько слов о себе.

– Родилась я в прекрасном, живописном городе Тернополе в семье врачей. Прошла все в медицине с самого начала — работала и санитаркой, и медсестрой. Это было хорошей закалкой для будущей врачебной работы. Окончила Тернопольский медицинский институт. Еще в студенческие годы почувствовала влечение к научной работе. По распределению попала в Киев и здесь продолжила искать свою дорогу в науке.

– Думаю, вы ее нашли.

– Да, нашла и очень счастлива этим. Когда твоя работа дает тебе удовольствие, то действительно большое счастье.

Беседу вела Наталья Набока

141

Рекомендуемые статьи

«Нам приказано выжить»

Як в умовах тотального стресу не впасти в зневіру, дати відсіч недугам, перетворивши безпорадність на оптимізм Хронічний стрес — це не просто надмірне, а й життєво небезпечне випробування для організму. Українське...
Подробнее

Подростковая преступность с точки...

Проблема преступности не дает человечеству спокойствия на протяжении многих столетий. Мы надеемся ее решить, покладая надежду то на мудрость законов и строгость наказания, то на соблюдение моральных норм и...
Подробнее

Умственная отсталость излечима

Экзотических диагнозов не боится доктор медицинских наук Ульяна Лущик Разговаривая с этой энергичной женщиной, я невольно ловлю себя на мысли, что именно ей идет выражение «человек, который сделал себя сам»....
Подробнее

Удар по голове

По каким причинам сосудистая система летит кувырком, почему инсульты поражают даже детей и как предупредить мозговую катастрофу? Буквально вчера, 29 октября, в мире широко обсуждали тему инсульта. Всемирный день...
Подробнее